Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

Юлия Гиппенрейтер: «Когда вы разговариваете с ребенком — помолчите»

Про воспитание детей. Интересно
Юлия Гиппенрейтер: «Когда вы разговариваете с ребенком — помолчите»
http://www.matrony.ru/yuliya-gippenrejter-kogda-vy-razgovarivaete-s-rebenkom-pomolchite/
Collapse )

Не критикуй отца и мать

Оригинал взят у bel_ok в Не критикуй отца и мать
Людмила Петрановская, психолог:

Почему обвинять родителей вредно для самих родителей

1. Когда нас обвиняют, мы обороняемся. Родители, склонные к жесткому обращению, это люди с очень поврежденным стержнем. При атаке на него они теряют даже те способности заботиться и понимать, которые у них есть (а есть они не очень). Это хорошо иллюстрируют некоторые рассказы о том, как выросшие дети попробовали предъявить родителям счет и что из этого вышло.

Сотрудники опеки могут много рассказать случаев, когда после вызова только начинающей спиваться мамы на комиссию по делам несовершеннолетних и "пропесочивания" там, она уходит в затяжной запой. То есть и так дохленький родительский ресурс оказывается начисто перекрыт. Все силы уходят на защиту своего "я" тем или иным способом: ответной агрессией, отрицанием, уходом в забытье и т. д...

Можно, конечно, начать теперь обвинять их уже за это: по что не могут признать ошибки? О результате, думаю, сами догадываетесь. Нет, конечно, если цель - не сделать лучше ребенку, а потренироваться на прокурора, то можно. При этом неважно, идет ли речь о заблаговременном просвещении, или о работе в кризисе, или о терапии, если нет этого поддерживающего месседжа, уважения, презумпции "хорошести", если есть осуждение и поучение, будет только хуже.

2. Ни один (ну, почти, кроме тех, кем занимается экспертиза в Сербского) родитель не рожает ребенка, чтобы его мучить. У "плохого" родителя всегда повреждена своя собственная привязанность, и поэтому он не может хорошо заботиться о ребенке. В результате ребенок становится "тяжелым", что еще больше ухудшает дело. Иногда, впрочем, не становится, а наоборот зайка и отличник, но родителю все равно непонятно, что с ним делать и как быть, и потому родителю "тяжело". Он срывается - лупит, осуждает, оскорбляет, нарушает границы, даже не чувствуя, что при этом происходит с ребенком, потому что его тоже никто никогда не чувствовал. Указать ему на это, обвинив, можно с тем же успехом, с которым можно отчитать безногого за то, что он не ходит. Или человека с умственной отсталостью за то, что не решает уравнений.

К счастью, эмоциональный дефицит, дефицит привязанности, это не органическое нарушение, его можно восполнять. Для этого надо дать человеку другой опыт - опыт эмпатии, понимания, поддержки, одобрения, веры в него. Изменения требуют огромных сил, а где их взять без поддержки? .

3. Обвиняя, мы задаем определенную диспозицию. Вот баррикада, по эту сторону - мы, хорошие и правильные, по ту - "плохой" родитель и его плохое обращение с ребенком. Тем самым соединяем, склеиваем его с ролью "плохого" - ведь то, что с нами по одну сторону баррикады, становится еще ближе и роднее, не так ли?

Это не значит, что надо закрывать глаза на реальность, одобрять насилие, и улыбаться, когда он рассказывает, что вчера отлупил ребенка и т. д. Это значит решительно встать с ним по одну сторону баррикады, а по другую оставить то плохое, что он творит. Называть своими именами деяния, требовать изменений, но не сдавать человека, чтобы у него был шанс вступить со своими моделями в конфронтацию и победить. Чай, нас больше, по эту сторону-то. Наверное, еще что-то есть, но пора о детях.

Почему обвинение родителей вредно для детей

Collapse )